Уголовное преследование 2010

Применение Уголовного кодекса против журналистов и СМИ продолжается, и весьма успешно. Уже выработана своеобразная технология, когда для проведения лингвистических экспертиз привлекаются неквалифицированные люди, готовые найти клевету, а если надо – то и возбуждение ненависти к социальной группе «чиновники» или «милиция», или «армия».

Иллюстрацией тому может служить процесс в Туле, где публицисту Владимиру Тимакову 30 ноября вынесли обвинительный приговор за статью о коррупции, возросшей за время губернаторства Вячеслава Дудки. Губернатор обиделся и написал в прокуратуру заявление о возбуждении уголовного дела за клевету. Уголовное дело, понятно, возбудили, однако юристы, знакомые с материалами этого дела, считают его сфабрикованным и «заказным», и утверждают, что в процессе против Тимакова и во время следствия были допущены грубые нарушения. Так, к примеру, лингвистическая экспертиза, которую во время расследования уголовного дела заказал дознаватель, была выполнена неким культурологом и учителем математики. Ни один из экспертов лингвистического или даже филологического образования не имел, зато авторы экспертизы в одном из своих заключений умудрились слово «диффамация» написать с тремя орфографическими ошибками – «дефомация»…

К причудам правоохранителей можно отнести и эпизод, случившийся в Республике Коми в декабре, когда против журналиста газеты «Красное знамя» (Сыктывкар) Павла Сафронова милиция возбудила уголовное дело по статье 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Сафонову инкриминировали слишком эмоциональную реакцию на визит в столицу республики премьер-министра Владимира Путина и связанные с ним меры безопасности – в блоге журналист написал: «И что, стало быть, пока этот п…рас не уедет, у нас тут и будет штормить?». Вскоре милиция, усмотревшая в написанном оскорбление премьера и сомнение в его сексуальной ориентации, наведалась в редакцию «Красного знамени» с обыском, результатом которого стало изъятие редакционного компьютера и ноутбука П. Сафронова. Интернет сразу же запестрел самыми разнообразными комментариями, но через три дня республиканская прокуратура прекратила вакханалию очень простым способом – постановление о возбуждении уголовного дела по факту «критических высказываний» в адрес председателя правительства РФ было отменено. Как объяснили в прокуратуре, милиция возбудила его преждевременно – «без проведения комплексного лингвистического исследования и иных необходимых мероприятий». Поступок, что и говорить, грамотный, иначе имя премьера еще долго трепали бы на просторах Интернета досужие острословы.

Но были и другие сюжеты, далеко не такие забавные. Так, во Владимире вечером 11 мая милиция задержала редактора местной вкладки еженедельника «Аргументы недели» Алексея Салова. Его подозревали в вымогательстве – по версии следствия, А. Салов под угрозой публикации некой, якобы компрометирующей информации, требовал у местного предпринимателя и политика 100 тысяч рублей. Двое суток задержанный провел в камере, затем его выпустили. Расследование длилось до конца года. И вот появилось сообщение, что А. Салов деньги не вымогал, уголовное дело в отношении журналиста прекращено ввиду отсутствия состава преступления.

В сентябре учредителю оппозиционной газеты «Листок» (Горно-Алтайск) Сергею Михайлову были предъявлены обвинения по статье 319 УК РФ («Публичное оскорбление представителя власти»), статье 129 УК РФ («Клевета») и статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц»). Его обвиняют в оскорблении главы Республики Алтай Александра Бердникова, клевете на него и в возбуждении ненависти по национальным признакам. Дело возбуждено после публикации статьи «Фигура умолчания», в которой утверждалось, что Бердников страдает алкоголизмом. Сам Михайлов уверен, что эти обвинения являются продолжением конфликта издания с главой республики, и не исключает, что «Листок» попытаются закрыть. После предъявления обвинения с Михайлова была взята подписка о невыезде. Судебный процесс состоится в 2011 году.

*

В Бурятии продолжалось расследование уголовного дела за возбуждение ненависти в отношении социальных групп – силовых структур России. Обвиняемые в ненависти к армии, милиции и следственным органам журналист газеты «Свободное слово» Надежда Низовкина и редактор газеты «Всему наперекор» Татьяна Стецура распространили листовки, в которых день 23 февраля был назван «Праздником геноцида». В листовках сообщалось, что в результате сталинской депортации «были высланы целые нации: чеченцы, ингуши, крымские татары, калмыки, немцы, финны, латыши, литовцы, поляки, болгары, армяне, турки, курды». Согласно выводам лингвистического исследования, «содержание листовок направлено на формирование у читателей негативного образа российских военных, сотрудников милиции и лиц, работающих в следственных органах, а также на возбуждение ненависти к данным социальным группам».

Долгое время Н. Низовкина и Т. Стецура находились под подпиской о невыезде. Но 31 декабря их задержали – в тот момент, когда девушки направлялись на разрешенный властями митинг в защиту свободы собраний. Накануне им вынесли очередное прокурорское предупреждение о «недопустимости экстремистских действий». Задержанных доставили в Советский суд города Улан-Удэ, где судья Левандовская вынесла постановление о взятии их под стражу сроком на два месяца – в качестве меры пресечения. Суд состоялся уже в 2011 году, Н. Низовкина и Т. Стецура признаны виновными, им назначено наказание в виде штрафа по 100 000 рублей на каждую.

В последнее время обвинения по статье 282 УК РФ стало довольно популярным. В Татарстане 15 января по этой статье был осужден редактор газеты «Чаллы яшьлэре» («Челнинская молодежь») Дамир Шайхутдинов, напечатавший статью, посвященную полемике о «мирном вхождении в состав русского государства» ряда территорий. Приговором суда Шайхутдинову назначено наказание в виде полутора лет лишения свободы условно. В Сочи (Краснодарский край) обвинение по статье 282 получили главный редактор газеты «Лазаревская панорама» Дмитрий Терехов и журналист этого издания Владимир Атаманчук. Они сообщили, что им инкриминируется публикация статьи «Почему я не иду на выборы». В. Атаманчук и Д. Терехов считают обвинения сфабрикованными. В Тюмени та же статья УК РФ применена против главного редактора газеты «Вечерняя Тюмень» Владимира Ефимова. Его заподозрили в возбуждении вражды и ненависти в отношении социальной группы «сотрудники милиции».

*

Но завершить тему об уголовном преследовании стоит процессом в Химках (Московская область), где 10 декабря завершился судебный процесс над главным редактором «Химкинской правды» Михаилом Бекетовым, которого тамошний мэр Владимир Стрельченко обвинял в клевете.

Уголовное дело по статье 129 УК РФ («Клевета») в отношении М. Бекетова было возбуждено по заявлению В. Стрельченко еще в сентябре 2007 года, после того, как журналист высказал мнение о причастности мэра к поджогу его автомобиля. В ноябре 2008 года на Бекетова было совершено покушение, в результате которого журналист стал инвалидом. Судебный процесс, на который обвиняемого доставляли на специальном автомобиле, начался 12 октября 2010 года, однако присутствовать на нем В. Стрельченко не счел нужным. Ситуация повторилась 21 октября, когда мэр снова проигнорировал приглашение в суд, и только третье заседание, состоявшееся 9 ноября, г-н Стрельченко наконец-то посетил. И заявил, что «как к человеку» претензий у него к Бекетову нет, выразил готовность примириться, но забрать свое заявление отказался. Мировой судья 10 ноября признал журналиста виновным, оштрафовал на 5 000 рублей, но от наказания освободил в связи с истечением срока давности.

Защита обжаловала приговор мирового судьи в городском суде. И тут выяснились любопытные вещи. Оказывается, вынося решение, суд первой инстанции основывался лишь на показаниях потерпевшего мэра Стрельченко и свидетелей обвинения, никаких других доказательств вины журналиста суду представлено не было. Уместно заметить, что расследование поджога автомобиля Бекетова все еще не завершено, и лица, причастные к этому преступлению, пока не названы… Оглашая решение по делу о клевете, судья Химкинского городского суда Неонила Зепалова указала, что «приговор в суде первой инстанции носит предположительный характер, не соответствует фактическим обстоятельствам дела», поэтому он отменен, а Бекетов – оправдан, так как в его действиях нет состава преступления.

Похоже, на этот раз справедливость восторжествовала. Однако остается не расследованным дело о покушении на М. Бекетова, которое в очередной раз пообещали раскрыть.

Comments are closed.