Цензура – 2010

Еще одной проблемой российских СМИ является цензура, которая распространена повсеместно. Причем формы ее очень разнообразны.

Из Сахалинской области сообщают, что у изданий, где учредитель – обладминистрация, сотрудники управления информационной политики просматривают все материалы до их выхода в свет и эфир.

В Омской области главный редактор газеты «Тарское Прииртышье» Сергей Мальгавко 8 апреля ушел в отставку, выразив таким способом протест в связи с действиями чиновников областной администрации. Претензии главного редактора вызвали требования начальника управления по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Омской области Р. Оноприенко, который, по словам С. Мальгавко, «в приказном порядке требует предоставления сверстанных полос перед их отправкой в типографию на вычитку и правку».

В Тольятти (Самарская область) был вынужден покинуть свою должность главный редактор газеты «Тольяттинский университет» Сергей Мельник. Он рассказал, что избранный летом 2009 года ректором Михаил Криштал осуществляет цензуру газеты: «Последний случай: в одном из майских номеров газеты был заверстан – и снят по распоряжению ректора! – правдивый, острый материал о праздновании в Тольятти 65-летия Великой Победы».

Главный редактор газеты «Родник» (Ростовская область) Петр Бычков сообщил о происшествии, случившемся 26 ноября: «Вышел в свет очередной номер межрайонной газеты «Родник». В этом номере было опубликовано интервью с бывшим главой Матвеево-Курганского района. Данное интервью вызвало негодование действующего главы района А. Рудковского. По его указанию весь тираж был изъят из реализации и заново отпечатан уже без интервью в той же типографии».

В июле в Самаре по «просьбе» главы пресс-службы губернатора области на частном телеканале «РИО» закрыта программа «Персона». В ответ на обвинение в политической цензуре чиновник посоветовал обратиться в ООН.

*

В октябре военные потребовали от «Пятого канала» переснять программу «Картина маслом». В первоначальном варианте в ней участвовали журналисты и военные эксперты, критически настроенные по отношению к нововведениям министра обороны Анатолия Сердюкова, но в итоге программа под названием «Армия. О чем молчат солдаты?» вышла в эфир с другими экспертами, которые не были настроены столь радикально.

В Москве телеканал РЕН ТВ снял с эфира два выпуска программы «Справедливость», в которых обсуждался новый закон «О полиции». Передачи должны были выйти 22 и 23 сентября, рассказал ее ведущий, депутат Госдумы Андрей Макаров. Он заявил, что знает цензора, однако не может его назвать из-за опасений судебного преследования. Через два месяца на «Первом канале» из выпуска программы «Познер» вырезали обращение ее автора Владимира Познера.

Что касается телевидения, то подобные акции там принято называть «редакционной политикой». Во время интервью Президента РФ Дмитрия Медведева в прямом эфире руководителям «Первого канала», «России» и НТВ, которое состоялось 24 декабря, глава государства заявил, что «перечень новостных событий не должен иметь драматического разрыва с интернетом, с другими СМИ, а именно так это сегодня и выглядит». Он отметил также, что в последнее время федеральные телеканалы упрекают в том, что они «не дают правды, фильтруют информацию». Д. Медведев поинтересовался у собеседников, так ли это. И в ответ, разумеется, услышал, что все не так, никаких ограничений свободы слова на российском телевидении нет. А если что и есть, то это – редакционная политика. Глава НТВ Владимир Кулистиков так и заявил: «Есть редакционная политика… Она может обсуждаться, но это не вопрос свободы». Константин Эрнст, в свою очередь, заметил, что свобода телевидения ограничена только субъективностью людей, которые его делают.

Тем не менее, все знают, кого мы на телевидении еще долго не увидим. Какие темы будут проигнорированы или «забыты». И кто с экрана телевизора не исчезнет пока ни при каких обстоятельствах. И все прекрасно понимают, что никакая это не цензура, а лишь «редакционная политика».

Видимо, именно этой политикой руководствовались на «Первом канале», когда вырезали из программы «Познер» упомянутое выше обращение ее автора: «Когда мир видит, как в России обращаются с людьми, чья вина не доказана, обращаются не то, что не по-человечески, а бесчеловечно, следует ли удивляться не совсем корректному – или даже совсем некорректному – обращению мира с российскими гражданами. И вопрос: когда мы сами бесчеловечно обращаемся со своими гражданами, почему не слышны голоса протеста со стороны все того же Жириновского и иже с ним?». Следствием применения «редакционной политики» можно считать и прошедшие в эфир обрезки выступления Леонида Парфенова при получении им первой телевизионной премии имени Владислава Листьева, когда и «Первый канал», и НТВ показали лишь фрагменты, где Парфенов говорит о вкладе Листьева в развитие телевидения и о том, что при очевидных достижениях телешоу и сериалов становится обидно за тележурналистику.

Поэтому если мы хотим знать новости, то идем в интернет. Комментарии читаем в газетах – в тех, которым доверяем. А телевидение… Да, каким-то чудом на нем сохранилось несколько программ, которые не стыдно смотреть. Но по большому счету все понимают, что там господствует «редакционная политика».

Comments are closed.