Свобода СМИ 2010

БОРИС ТИМОШЕНКО
Фонд защиты гласности, Москва

В 2010 году международные журналистские и правозащитные организации отмечали сложное положение со свободой слова в Российской Федерации. В частности, организация Reporters sans frontierеs в своем ежегодном докладе отметила, что ситуация «остается под жестким контролем, в случаях насилия над журналистами господствует безнаказанность».

гибель журналистов, нападение, угрозы, задержание,
уголовное преследование
, цензура, решения (судебные и др.)

Сотрудники Committee to Protect Journalists обратили внимание на «изоляцию и враждебность официальных кругов по отношению к журналистам, что делает их уязвимыми для нападений», и на проблему безнаказанности преступлений против прессы, которая «усугубляет самоцензуру среди журналистов». А эксперты Freedom House отправили Россию в группу несвободных стран, отметив, что оппозиция, неправительственные организации и независимые СМИ испытывают на себя наиболее сильное давление со стороны властей.

Анализ данных о конфликтах в медиа-среде, зафиксированных Фондом защиты гласности в 2010 году, позволяет сделать вывод: прошедший год не внес заметных улучшений или ухудшений в положение российских средств массовой информации и журналистов – оно практически не изменилось, оставшись достаточно тяжелым.

*

Против прессы в России продолжают использовать все имеющиеся способы давления. Не прекращаются задержания корреспондентов, угрозы, цензура, увольнения, уголовное преследование, изъятия тиражей, отказы в печатании и распространении СМИ, в предоставлении им информации, применяется антиэкстремистское законодательство, причем в основном – против тех, кто критикует власть. Продолжаются нападения на редакции, избиения и убийства журналистов.

Дело дошло до того, что после очередного громкого преступления встал вопрос о специальных мерах по защите работников масс-медиа. В частности, возникла идея ужесточить наказание за преступления против журналистов. Эта инициатива вызвала многочисленные споры. Надо ли как-то особо заботиться о безопасности журналистов, или их выделять не стоит?

С одной стороны, только на журналистов регулярно нападают в связи с исполнением ими профессиональных обязанностей – будь то задержания милицией «в жесткой форме» во время работы репортеров на протестных акциях, нападения на них во время съемок репортажей, «индивидуальные» избиения неугодных кому-то журналистов. А сколько угроз приходится на долю сотрудников масс-медиа! Многие коллеги даже не считаются с ними, относясь к ним как к издержками профессии. Впрочем, иногда – в случае реальной опасности – приходится принимать превентивные меры, то есть на какое-то время уезжать в длительные командировки. В некоторых изданиях подобная практика стала обычным явлением – в «Новой газете», к примеру. Некоторые заявляют, что, мол, и поделом, бьют за то, что плохо работают, или лезут не туда. Но парадокс в том, что, как правило, бьют и угрожают за качественно выполненную работу! И приходится констатировать, что применение к журналистам физического воздействия – это уже технология, и с этим надо что-то делать.

Однако наивно полагать, что ужесточение наказания за нападения на работников СМИ способно решить проблему. В стране сложилась ситуация, когда Уголовный кодекс используется в основном против журналистов – это и статьи о клевете, оскорблении, вымогательстве, коммерческом подкупе, оскорблении представителя власти, и так называемые антиэкстремистские статьи… А в случаях нападений на прессу уголовные дела возбуждаются неохотно, причем почти всегда конфликт пытаются свести к бытовым мотивам. Статью 144 УК РФ («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста») продолжают игнорировать – за многие годы она применялась лишь несколько раз, причем, отнюдь не в отношении чиновников или бандитов. На память приходит лишь случай, когда еще в ноябре 2006 года в Новосибирской области по этой экзотической статье один год условно получил лесоруб, угрожавший топором съемочной группе телепрограммы «Вести-Новосибирск», которая готовила сюжет об уничтожении лесных массивов.

Кроме того, сомнительно, что увеличение тюремного срока за нападения на журналистов кого-то напугает. Проблема ведь не в том, что наказывают слишком мягко – до наказания виновных дело обычно вообще не доходит. Во всяком случае, пока раскрытые преступления – это скорее исключение из общего правила, так как чаще всего преступников вроде бы ищут, но в результате не находят. Так что наказывать все равно некого. И безнаказанность тем временем процветает. Несмотря на многочисленные обещания правоохранителей с ней покончить.

*

Впрочем, бывают исключения – в нескольких случаях нападавшие на журналистов все-таки понесли наказание. И самый удивительный произошел в Рязани – там всего за полгода были найдены и осуждены преступники, избившие редактора издания «Экстра-Шанс» Елену Княжскую и бывшего редактора газеты «Вечерняя Рязань», журналиста и писателя Юрия Манова. Причем больше всего поражает тот факт, что успешному расследованию не помешало даже то, что «оппонентами» пострадавших были сотрудники милиции. Они избили журналистов в помещении Железнодорожного РОВД Рязани 17 апреля 2010 года, и уже через неделю по заявлению Е. Княжской было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Еще через три дня подозреваемые, старший лейтенант Дмитрий Зенкин и старшина Роман Щеголихин, были задержаны (позднее мера пресечения им была изменена на подписку о невыезде). В сентябре расследование уголовного дела завершили, в октябре состоялся суд, приговоривший милиционеров к реальным срокам лишения свободы. Зенкин получил два с половиной года в колонии общего режима, Щеголихин – два года. Кроме того, Зенкин был обязан выплатить пострадавшим 300 000 рублей.

Другой случай произошел в Сыктывкаре, где 24 марта 2010 года группа молодых людей напала на сотрудников телеканала «Коми гор» Юрия Никифорова и Василия Канева, проводивших съемки. Инцидент был зафиксирован видеокамерой, которая продолжала работать, что и помогло установить личности нападавших. Уголовное дело возбудили по статье 116 УК РФ («Побои»), несколько месяцев длилось следствие, и в начале июня обвиняемый в нападении на сотрудников телерадиокомпании студент педагогического колледжа был приговорен судом к наказанию в виде 180 часов исправительных работ.

И еще один любопытный эпизод: в июне 2010 года в ФЗГ обратился Олег Раевский, учредитель, издатель, главный редактор газеты «Ярковости» (Тюменская область). Он сообщил: «В первых числах ноября прошлого года обращался к Вам за помощью (был избит). 4 месяца ушло на то, что бы меня официально признали потерпевшим. К счастью, посмеяться преступникам над правосудием не удалось, хотя и потребовалось еще 4 месяца для того, чтобы привлечь к ответственности хотя бы одного из нападавших, который осужден мировым судом по статье 116 УК РФ. Ему назначено уголовное наказание в виде штрафа в 3 000 рублей, также он обязан возместить моральный ущерб в 50 000 рублей, и расходы по суду и лечению (еще 29 000 рублей). Спасибо Вам за информационную поддержку, если бы не Ваши публикации – на сайте, в дайджестах, журнале «Журналист» – то меня давно бы уже по-тихому выгнали и, скорей всего, вынудили бы уехать из района. А так – я живу и работаю, остаюсь в профессии, условия хоть и «приближенные к боевым», но явных провокаций пока нет».

Наконец, наказанием виновных завершилась история, которая тянется с декабря 2006 года, когда главный редактор газеты «Бузулукские новости» (Оренбургская область) Виктор Дмитриев в результате покушения получил шесть огнестрельных ранений, однако чудом выжил. Правоохранительным органам удалось найти и посадить на скамью подсудимых всех участников преступления. Ими оказались бывшие сотрудники милиции, участвовавшие в боевых действиях в Чечне. Дело дошло до суда. Но накануне оглашения приговора подсудимые, которые были под подпиской о невыезде, на судебное заседание не явились. Беглецов объявили в розыск. Наконец, 9 декабря 2010 года Оренбургский областной суд вынес приговор одному из участников покушения, Ильгизу Гарипову – он приговорён к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Это – значительно меньше, чем минимальный срок, предусмотренный статьей 105 УК РФ. В дальнейшем суд решил не дожидаться поимки беглецов и назначил им наказание, поскольку коллегия присяжных уже признала их виновными – 29 декабря один из преступников получил 11 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, другой – 12 с половиной лет.

Подчеркну, что перечисленные случаи – исключения. Гораздо чаще преступления оставались не раскрытыми, преступники – безнаказанными.

См. также Свобода слова 2011

гибель журналистов, нападение, угрозы, задержание,
уголовное преследование
, цензура, решения (судебные и др.)

Comments are closed.