Предисловие

Лидия Качо
Мексиканский журналист, член совета директоров ARTICLE 19

В это мрачное время будут ли петь?
Да, будут петь – про это мрачное время.

Бертольд Брехт

Через три дня после убийства нашей известной коллеги Анны Политковской, в своем интервью президент России Владимир Путин заявил, что ее влияние как журналиста и политического активиста было минимальным. С легким пренебрежением, он продолжил, что Анна, чья работа была всемирно известной, была признана лишь в узком кругу правозащитников, а не в российских СМИ. Таким заявлением президент показал свое систематическое, откровенное презрение к правам человека и журналистике. То, что он забыл упомянуть, конечно, было то, что имя Политковской было запрещено в Российских государственных СМИ по приказу его собственного кабинета.

Некоторые средства массовой информации, находясь под давлением рекламодателей, угроз или просто сделок на почве политической целесообразности, были явно готовы пожертвовать своими принципами в этой огромной, сложной стране.

Перед своей смертью Анна стала знаковой фигурой в журналистике мира. Ее работа в качестве репортера и расследователя естественным путем приводили ее к вмешательству в качестве посредника в переговорах по спасению людей, взятых в заложники чеченскими сепаратистами в Москве. Это никогда не влияло на ее откровенность или журналистскую остроту. Ее недоброжелатели – как у многих других людей во всем мире – твердо стояли на своих убеждениях, что журналисты должны быть объективными и не предпринимать активных действий в вопросах по правам человека.

Случай редактора Михаила Бекетова не сильно отличается от других;; через журналистику, он освещал многие животрепещущие вопросы, включая окружающую среду. Его газета стала чемпионом прозрачности, особенно в связи с государственными расходами и защитой особо охраняемых природных территорий. После многих угроз, покушений и последнего жестокого нападения, его смерть в 2013 году оставила за собой след безнаказанности, который был очень похож на убийство Анны.

Журналисты погибают по всему миру, и гибель российских журналистов – в том числе Натальи Эстемировой, известной в качестве высокопрофессионального репортера и активиста по правам человека – стали своего рода предупреждением для других российских журналистов. Их смерти следуют по вполне конкретной модели: угрозы, покушения и убийство, осуществленное наемным убийцей, которого государство, казалось бы, не в состоянии найти и привлечь к ответственности гласно.

Когда в России погибает журналист, остальные молчат и опускают глаза, желая избежать риска. Цензура рождена террором, страх порождает молчание, и тишина порождает безнаказанность.

Журналистов убивают с намерением поставить крест на хорошей журналистике. Журналистам угрожают, их терроризируют и сводят на нет значительные усилия, предпринимаемые для создания постсовременной журналистики, миссия которой обновляется с точки зрения прав человека;; несгибаемая журналистика, которая станет  противодействующей силой, берущей свои корни в этике, прозрачности и справедливости.

Все журналисты, которым угрожали и которых преследовали в России, имеют одну общую черту: они – важный фактор в нравственной реконструкции России, которая не желает избавиться от мафиозной практики государства-правителя, выступающего против прозрачности, и которое считает право на свободу слова оскорблением своих продажных обычаев.

Этот доклад помогает нам понять, как одни и те же модели насилия в отношении журналистов во многих странах по всему миру повторяются снова и снова: от Мексики до Венесуэлы, Кубы и России, и от Индонезии до Бразилии и Колумбии. В наших руках документ, который поможет нам понять глобальную чрезвычайную ситуацию, с которой мы сталкиваемся: необходимость обмена передовым опытом в защиту высшей журналистики.

Это, несомненно, опасная профессия. Готовые рисковать своей жизнью, чтобы общество могло принять решение о своем будущем, журналисты продвигают понятие неравнодушного гражданина. Качественная постмодернистская журналистика выступает в роли педагогического инструмента, который объединяет права человека и свободу слова для всех.

Наши коллеги в России, которые отдали жизнь или находятся под угрозой гибели вследствие своей активной гражданской позиции, являются подлинными гражданами, выполняющими свой интеллектуальный долг, воздавая должное их странам через истину и критику.

Они в центре внимания и солидарности, и мир следует за ними, восхищается ими и слушает их.

Канкун, Мексика. Ноябрь 2013

Comments are closed.