Глава 2. «Совместная декларация» – теория и практика

“Мы не можем говорить о защите журналистов, пока происходящие [...] случаи насилия в отношении журналистов остаются без расследования, а виновные не несут наказания. Это посылает сигнал о том, что преследовать или подвергать насилию журналистов приемлемо, и каждый случай безнаказанности — это не просто очередной случай, а прелюдия ко многим другим”.

Франк Ля Ру, Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, 2013

Российская Федерация — это страна, где человек, решившийся открыто высказать свое мнение, выразить несогласие и оспорить существующее положение вещей (будь то на местном, региональном или общегосударственном уровне) зачастую сталкивается с репрессиями. В первую очередь это касается журналистов, которые в течение последних 20 лет освещали неуверенный и нестабильный переход страны от советского прошлого к нынешней ситуации.

*

Совместная Декларация 2012 г. «О преступлениях против свободы выражения мнения» рассматривает эти аспекты через шесть ключевых элементов:

1.       Общие положения

2.       Обязанности по предотвращению и запрету преступлений против свободы выражения мнения

3.       Обязанности по защите журналистов и сотрудников СМИ

4.       Независимое, быстрое и эффективное расследование преступлений против журналистов и свободы выражения мнения

5.       Возмещение вреда жертвам таких преступлений

6.       Роль прочих заинтересованных сторон

В данной главе рассматривается каждый из этих аспектов путем сопоставительного анализа принципов Совместной декларации в теории и рассмотрением случаев преступлений против свободы мнения в России на практике. Для анализа в этой главе были выбраны семь показательных примеров — они не дают исчерпывающей картины, но хорошо иллюстрируют реакцию российских властей на угрозы, нападения и убийства.

                                    *

За последние двадцать лет Россия столкнулась с множеством различных конфликтов: политических конфликтов, включая распад Советского Союза и возникновение новой политической элиты, раздираемой ожесточенной борьбой за власть, кульминацией чего стал октябрьские дни 1993 года в Москве, и продолжающихся со времен Ельцина; экономических конфликтов, включая последствия перехода от плановой экономики к капиталистической системе и последствия приватизации государственных активов; и военных конфликтов, включая два вооруженных конфликта в Чечне (1994–1996; 1999-2009) и войну 2008 года с Грузией12.

Освещение в СМИ этих проблем и связанных с ними тем — включая, в частности, коррупцию на всех уровнях; криминал в органах власти; нарушения прав человека, в том числе вооруженными силами и вооруженными оппозиционными группами; критику действий властей во время террористических нападений, таких, как захват заложников на мюзикле “Норд-Ост” в Москве (2002) и в школе в Беслане (2004); уничтожение важных природных объектов, самым известным из которых стал Химкинский лес; наконец, массовые антиправительственные выступления (2011-12) и последующее подавление гражданского общества с помощью судебной системы — вызывало отторжение во властных кругах.

Хотя право на свободу выражения мнения было закреплено в российской Конституции, принятой в 1993 году, соблюдение этого права в Российской Федерации находится под постоянной угрозой. Последнее десятилетие, во время которого у власти находился нынешний президент Владимир Путин, было отмечено неуклонным сокращением пространства для независимой журналистики, критически описывающей события.

Вначале 2013 года организация «Репортеры без границ» опубликовала ежегодный “Индекс свободы слова”, где Российская Федерация заняла 148 место из 179 стран, с точки зрения свободы прессы — на шесть позиций ниже, чем в предыдущем году.

С момента возвращения Владимира Путина на пост президента в мае 2012 года был принят ряд законов, направленных на подавление права на свободу выражения мнения, а также права на свободу собраний и объединений. Среди репрессивных законодательных актов есть, в частности, законы о демонстрациях, о защите чувств верующих, о некоммерческих организациях и о государственной измене, которые были приняты в ответ на рост активности гражданского общества и протестов против действий российских властей.

Печатные и онлайн-СМИ, которые по-прежнему старались обеспечивать своим читателям беспристрастное, информированное и критическое освещение событий, столкнулись и продолжают сталкиваться с рядом препятствий: это и ограничение деятельности издательских домов, и затратные судебные процессы по обвинению в клевете, и снижение прибыли от рекламы, что зачастую приводило к вынужденной самоцензуре.

Однако большему риску подвергаются непосредственно журналисты: их избивают, им угрожают смертью, их похищают и захватывают в заложники, сажают под незаконный арест, преследуют и отправляют в тюрьму, подвергают травле и издевательствам, депортируют, их оборудование и имущество конфискуют и портят. К несчастью, некоторым приходится платить своей жизнью за профессию, которой они занимались.

Хотя выяснить точное число журналистов, убитых в Российской Федерации в связи с их профессиональной деятельностью, затруднительно, множество свидетельств указывают на то, что это число велико. Официальных данных нет, поскольку российские власти не публикуют соответствующую статистику, и неправительственные организации15 используют различные показатели и информационные системы, чтобы фиксировать развитие ситуации и наблюдать за ним. К ноябрю 2013 года, согласно базе данных американского «Комитета по защите журналистов» (неправительственная организация, выступающая за свободу прессы по всему миру), с 1992 года в Российской Федерации как минимум 56 журналистов стали жертвами убийств, связанных с профессиональной деятельностью, или погибли на поле боя16. Если говорить о статистике убийств не только журналистов, редакторов, фотографов и операторов, но и других сотрудников и руководителей СМИ, с 1993 года, по данным Фонда защиты гласности и Центра экстремальной журналистики, погибло более 180 человек, однако лишь в 26 случаях подтвержденным мотивом преступления стала профессиональная журналистская деятельность погибших. Очевидно, что жизни журналистов в Российской Федерации находятся в большой опасности из-за характера их работы. Ни заказчики этих убийств, ни — за редким исключением — исполнители, не были привлечены к ответственности.

Независимо от того, какие различия в этих подсчетах, это очевидно, что жизни журналистов в Российской Федерации находятся под большим риском в связи с характером их работы. Только относительно небольшое количество преступников были привлечены к ответственности, тогда как ни один из организаторов этих смертельных нападений наказан не был.

Заказчики подобных нападений представляют различные силы и руководствуются различными соображениями — их так же много, как и проблем, освещаемых журналистами, однако в конечном итоге именно безнаказанность угроз, нападений и убийств привела к возникновению среды, губительной для свободы выражения мнения. В Совместной декларации явно дается понять, что предотвращение и противостояние подобной безнаказанности входит в функции государства. Тем не менее, пока что Российская Федерация не предложила адекватных мер, позволяющих бороться с безнаказанностью организаторов и исполнителей насилия и угроз в отношении журналистов, нападений на них и убийств.

Каждый аспект такого преступления — угроза действия, например, травли, нападения или убийства; само действие; и безнаказанность этого действия —отрицательно сказывается на способности журналистов продолжать работу. Необходимо работать со всеми этими аспектами, чтобы добиться улучшения среды и гарантировать свободу выражения мнения.

Comments are closed.