в другом инциденте
ИмяМакс Леонов
ГородСанкт-Петербургрегионгород федерального значения
Название СМИгазета «Дело №»
профессияЖурналист
ИнцидентНАПАДЕНИЕ
Дата27/02/2005
Новое14/05/2005
КонспектПо сообщению Интернет-издания "Дело №", в Санкт-Петербурге вечером 27 февраля в подъезде дома по Московскому проспекту было совершено нападение на собкора этого издания Максима Леонова. Неизвестный преступник ударил журналиста по голове тяжелым предметом. По заявлению врача, осматривавшего М. Леонова после нападения, удар был нанесен с силой, неминуемо приведшей бы к гибели, не пройди он по касательной.
действия сторонобращение в правоохранительные органы
Статья

ФабулаВечером 27 февраля в подъезде дома № 1 по Московскому проспекту было совершено нападение на собкора газеты "Дело№" Макса Леонова.

Родился 19 июня 1971 года в городе Полярный Мурманской области. В 1990 году поступил в Мурманский Государственный педагогический институт на факультет истории на заочное отделение. Профессионально журналистикой занялся с 1996 года. Работал в мурманских газетах «Недвижимость», «Акварели», «КЗ ведомости», «КЗ Все для Вас», «Вечерний Мурманск». В 2000 году был приглашен на работу в Агентство журналистских расследований в Петербурге. В 2002 году уволился. Сотрудничал со многими петербургскими и московскими изданиями. В настоящее время соб. корр. газеты «Дело №» в Петербурге, публикуется под псевдонимом Борис Ливанов.

В январе этого года в седьмом номере «Дела», основной темой которого стали нераскрытые заказные убийства в России, были опубликованы два материала, не только затронувшие расклад скрытых сил в современном Петербурге, но и пролившие свет на реальную деятельность одного из руководителей милиции северной столицы. Когда номер только ушел в распространение, еще и не успев появиться в Петербурге, на мобильный телефон автора поступил анонимный звонок человека, обращавшегося на Вы и попросившего поостеречься. Из слов звонившего следовало, что факты, преданные гласности нашим собкором, «сильно не понравились» начальнику криминальной милиции Санкт-Петербурга Владиславу Пиотровскому. С этого момента наш автор постоянно находился на связи с редакцией на случай внезапного ареста по вполне предполагаемым обвинениям.
Согласно версии самого Леонова силами близких к начкриму Петербурга кадров могла быть совершена провокация. К этому моменту нам удалось получить информацию о готовящейся «акции». По предположению наших источников со дня на день Леонову могли подкинуть оружие или наркотики с целью уголовного преследования в дальнейшем. Вскоре после выхода нашего автора на постоянную связь с редакцией из источников в правоохранительных органах поступила информация о том, что мобильный телефон Леонова находится на прослушке, а за ним самим негласно установлено наружное наблюдение. Как мы склонны предполагать, план ареста нашего собкора был со временем отвергнут именно в силу постоянного контроля за ситуацией и утечки информации из окружения Пиотровского.
Информация о том что Леонов находится под колпаком, не вызывала сомнения, так как методы не вполне обоснованной слежки применялись фигурантами, затронутыми в материале «Дела № 7» «Паровоз из Маковоза». Все опасения за свободу собкора Леонова сошли на нет, когда интерес к материалам «Дела» проявили представители одного из депутатов Государственной Думы РФ. Однако мы решили продолжать переписку с автором по электронной почте с периодичностью раз в два дня, обмениваясь сообщениями служебного характера. Последнее до нападения письмо из Петербурга пришло на электронный адрес главного редактора «Дела №» 23 февраля этого года.
ЦЭЖ
По сообщению Интернет-издания "Дело №", в Санкт-Петербурге вечером 27 февраля в подъезде дома по Московскому проспекту было совершено нападение на собкора этого издания Максима Леонова. Неизвестный преступник ударил журналиста по голове тяжелым предметом. По заявлению врача, осматривавшего М. Леонова после нападения, удар был нанесен с силой, неминуемо приведшей бы к гибели, не пройди он по касательной.
Диагноз, установленный врачами Мариинской больницы, куда Леонов был доставлен "скорой", звучит так: "Открытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, рваная рана кожного покрова левой височной области, обширная гематома затылочной части черепа, обширная гематома лобной части черепа в районе правой брови, обширная гематома левой кисти, гематома левого предплечья". Как пояснил врач, зашивавший рану на голове, удары (их, по мнению врача, было, как минимум, два) наносились в затылочную часть черепа. Первый смягчила шапка, а второй мог прийтись уже на падающего человека и потому прошел вскользь. За время, которое Леонов пролежал без сознания, он потерял не менее полутора литров крови.
По словам коллег Леонова, в больнице им заявили, что телефонограмму в милицию с сообщением об инциденте они отправили. Но никто из сотрудников правоохранительных органов интереса к Леонову и произошедшему с ним не проявил. В редакции газеты нападение на Леонова связывают с публикацией в январе этого года в седьмом номере "Дела", основной темой которого стали нераскрытые заказные убийства в России, двух материалов Леонова о деятельности одного из руководителей милиции Санкт-Петербурга. Когда номер только ушел в распространение, еще и не успев появиться в Петербурге, на мобильный телефон автора поступил анонимный звонок человека, попросившего его поостеречься. Из слов звонившего следовало, что упомянутые материалы "сильно не понравились" начальнику криминальной милиции Санкт-Петербурга Владиславу Пиотровскому.
ФЗГ
ГП РФ (17) май 2005
К сожалению, предоставленных данных не достаточно для установления случившегося. Ситуацию удастся прояснить при уточнении Вами информации о личности журналиста, а также об издании, в котором он работает.