в другом инциденте
ИмяСветлана Самоделова
ГородКрымскрегионКраснодарский край
Название СМИгазета «Московский комсомолец»
профессияжурналист
ИнцидентЗАДЕРЖАНИЕ
Дата12/07/2012
Новое12/07/2012
КонспектУ корреспондента «Московского комсомольца» Светланы Самоделовой отобрали журналистское удостоверение и предложили пройти для выяснения личности после того, как она взяла интервью у жительницы Крымска Татьяны Лысенко, рассказавшей о проблемах, с которыми сталкиваются пострадавшие.
действия стороннет информации
Статья

ФабулаИЮЛЬ, 12 (2012)

В Крымске (Краснодарский край) после наводнения у каждого — вагон работы. Волонтеры раздают помощь. Следователи опрашивают пострадавших. А полицейские... ловят диверсантов среди журналистов.

После того как корреспондент «Московского комсомольца» Светлана Самоделова взяла интервью у жительницы Крымска Татьяны Лысенко, которая откровенно, не стесняясь в выражениях, рассказала о проблемах, с которыми сталкиваются пострадавшие, к репортеру «МК» подошли люди в штатском, отобрали журналистское удостоверение и предложили пройти для выяснения личности. Вот как это было.

В кинотеатре «Русь» находится штаб, где раздают гуманитарную помощь, работают психологи, составляют списки волонтеров. Увидев грузную женщину, которая выкрикивала: «Кругом бардак!», я попросила ее рассказать о проблемах.

Татьяна Лысенко, проживающая по улице Ленина, эмоционально поведала о том, что третий день не может дождаться комиссию, которая должна оценить ущерб, причиненный стихией ее дому и имуществу. Вытащенную из комнат поломанную мягкую мебель выбрасывать было нельзя: ее должны были описать члены комиссии. Мокрые диваны и кресла, облепленные толстым слоем ила, источали на солнцепеке вонь и смрад. Татьяна попросила написать, что невозможно дозвониться ни на один телефон «горячей линии», ни до «скорой». Что в ее доме до сих пор не дали ни газ, ни свет. А представители санэпидемнадзора только спустя три дня стали собирать на ее участке трупы домашних животных и грызунов. Обеззараживающие же средства — хлорку в таблетках и «Белизну» — ей привезли из Краснодара по случаю знакомые. Женщина сетовала, что ходить приходится по расплодившимся на жаре червякам и слизням.

В течение нашего разговора за спиной журналиста стояли трое мужчин в штатском. Рассказ женщины она записывала от руки в блокнот.

Уже после разговора к журналисту подошел крепыш небольшого роста, проговорил что-то быстро про уголовный розыск, щелкнул перед носом красной корочкой и предложил предъявить документы. Журналист вытащила удостоверение «МК», после чего ей было предложено пройти в отделение полиции для выяснения личности. Она готова была показать и паспорт, и командировочное удостоверение, но услышала уже в угрожающем тоне: «Я сказал, пройдемте!».

Светлана Самоделова рассказала: «Конвоируют аж трое сотрудников. Перед нами отделение полиции. Поднимаемся на третий этаж, подходим к неприметной двери без всяких табличек и номеров. Меня просят подождать. И тишина... За дверью заняты чем-то более важным. Разбираться со мной явно не торопятся. Когда после длительного ожидания начинаю громко возмущаться, распахивается дверь. Конечно, я уже на взводе, кричу: «Нашли кого задерживать!» Бросаю на стол все имеющиеся документы: проверяйте! Начальник сидит в полевой форме, без каких-либо опознавательных знаков. Надо отдать ему должное, представляется, бросает цепкий взгляд на командировочное удостоверение и... извиняется, ссылаясь опять же на диверсантов и провокаторов, которые якобы рыщут по Крымску и окрестностям.

МК, 12 июля