в другом инциденте
Имягазета «Костромские ведомости»
ГородКостромарегионКостромская область
Название СМИгазета «Костромские ведомости»
профессияСМИ
ИнцидентЦЕНЗУРА
Дата07/07/2009
Новое07/07/2009
КонспектПресс-служба городской администрации Костромы цензурирует городскую газету «Костромские ведомости». Все идет по-прежнему. Руководитель пресс-службы Сбитнева по-прежнему каждый понедельник ходит в редакцию и читает газетные полосы перед отправкой их в типографию.
действия сторонреакция правоохранительных органов
Статья

ФабулаИЮЛЬ, 7 (2009)

Возвращаясь к напечатанной в мартовском номере дайджеста ФЗГ истории о том, как пресс-служба городской администрации Костромы цензурирует городскую газету «Костромские ведомости», сообщаю, что все идет по-прежнему. Руководитель пресс-службы Сбитнева по-прежнему каждый понедельник ходит в редакцию и читает газетные полосы перед отправкой их в типографию.

Местные правозащитники пыталась защитить гласность в нашей области: обращались в городскую прокуратуру. На мой вопрос: «Ну и как?» последовал ответ: «Знаете, прокуратура сообщила, что факт цензуры со стороны городской администрации над городской газетой не установлен». Я была в шоке: а кто устанавливал-то? В редакции никто не появлялся, ни с кем из журналистов не разговаривал. Хотя и разговаривать особенно не надо было, достаточно появиться в редакции в день выхода газеты после 18 часов и увидеть, что цензура всегда на месте – в кабинете редактора, и редактор носит ей полосы. По словам правозащитников, цензоршу в прокуратуру приглашали, и она якобы призналась, что ходит в редакцию, но не для того, чтобы читать газету, а для того, чтобы обсуждать с редактором и директором хозяйственные вопросы. И никто не спросил ее, а почему же в результате обсуждения хозяйственных вопросов появляется дикое количество правки в чистых полосах газеты, уже подготовленных к отправке в типографию, и даже снимаются целые полосы.

В советские времена цензура была официальная, газету в обязательном порядке читали работники комитета по охране государственных тайн в печати. А политическую цензуру осуществлял сам редактор. Если он допускал промах, то его просто вызывали на ковер в обком партии. Но цензоры «от власти» все-таки немножко стеснялись. И чтобы обкомовские сидели в редакции − такого не было. После 91-го года так называемые острые материалы могли придержать до тех пор, пока выборы не пройдут или важный московский гость не уедет, но чтобы постоянно всю газету шерстить - такого не было со времен Брежнева.

Информация Лидии Кириленко (ФЗГ, Кострома)