Безопасность женщин-журналисток

на войне. Российский опыт

Женщина-журналист на войне оказывается в особой ситуации. Хотя бы только потому, что в основном в качестве военных выступают мужчины. Мужчины, которые давно не видели женщин, мужчины, измученные войной и напряжением сил. Женщина оказывается в окружении солдат, офицеров и своих коллег, тоже в основном мужского пола.

Чтобы успешно выполнить свою профессиональную задачу и не подвергнуться риску насилия со стороны окружающих мужчин, женщина должна постараться выглядеть как можно менее женственно. Никаких мини-юбок и глубоких декольте! Никаких украшений и даже духов! Никакой косметики! Никакой помады и туши для глаз! Одежда не должна быть яркой или привлекающей к себе внимание. Это необходимо для вашей же безопасности. Чем более блекло и непривлекательно выглядит женщина на войне, тем меньше окружающие мужчины воспринимают ее как существо противоположного пола. Товарищеское отношение мужчин к женщине на войне способствует достижению того необходимого гендерного равенства, которое позволяет журналистке сосредоточиться на своей работе.

Это не означает, что все мужчины на войне — потенциальные насильники. Но особые обстоятельства, в которых они находятся, могут спровоцировать их непредвиденную реакцию на женщин. Плюс надо учитывать менталитет местного населения, где ведутся военные действия. В последнее время — это мусульманские территории, где традиционно женщина не открывает свое тело, а иногда и лицо. Поэтому одежда женщины-журналиста должна быть максимально закрытой.

Причем также надо учесть, что, возможно, вам не придется раздеваться даже ночью, поскольку часто в военных условиях журналисты ночуют в казармах вместе с военными. Также в целях безопасности женщинам категорически не рекомендуется передвигаться в одиночку, начиная с момента прибытия на территорию военных действий. Не нужно, например, ехать одной на такси из аэропорта. Договаривайтесь, чтобы уже по прилету вас кто-то встретил, проводил до места дислокации группы журналистов и военных. А еще лучше прилетать не одной, а, скажем, с группой журналистов.

Если возможно, попросите кого-то из журналистов-товарищей опекать вас, чтобы со стороны выглядело, что это ваш мужчина. Таким способом защиты пользовались некоторые журналистки, которые работали в Чечне во время военных действий.

Юлия Калинина
корреспондент «МК» в Чечне (1995-1996)

— Что касается безопасности, то пункт номер один: я понимала, что мне не надо одной ездить по Чечне. И вот я лечу в самолете в Грозный и смотрю — кто есть на рейсе из своих, из знакомых журналистов, чтобы уже из аэропорта ехать вмес те с кем-то. Чтобы не одной брать такси. Или договариваешься заранее, чтобы кто-то тебя встретил. То есть одной ни в коем случае не путешествовать.

Это относится даже не непосредственно к тому, что приезжаешь в место военных действий. Это относится даже к тем территориям, где по той или иной причине не работают обычные правила жизни.

Когда обстрел, надо найти место, когда между тобой и улицей две стены. Если это дом, то нужно искать коридор или ванную. Потому что, если одну стену пробьет точно, то вторую не пробьет. Это важно. Если есть возможность, надо прятаться в бомбоубежище. Надо прятаться от осколков. Если минометный обстрел или артиллерийский, надо стараться спрятаться в укрытие.

Или еще щекотливый момент — я много раз ночевала и с нашими солдатами, и с боевиками в одной комнате. Много мужчин. Все с оружием. Всегда возникал вопрос: что делать, чтобы тебя не изнасиловали?

И чтобы ничего такого не произошло, нужно даже мысленно этого не допускать. Во-вторых, ни в коем случае ни с кем не кокетничать никаким образом. А в-третьих, — когда уже едешь туда, закутаться в какие-то балахоны, волосы отстричь, ни в коем случае не краситься, никаких духов, чтобы даже от тебя не пахло ничем.

Это внутреннее ощущение должно быть: я на работе, они все понимают, что я работаю. Я — не женщина, я — функция. Вот я жила в казарме на Ханкале. Я была там одна женщина — и полная казарма мужиков. Те, кто жил в казарме, — два или три взвода,— они уже на второй день привыкли, что у них женщина живет. Относились ко мне потом, как к кошке.

А если вдруг в гости женщины приходили — они уже вытягивались и на лицах другое выражение. Надо понимать, что в таких условиях, какая бы женщина не приехала, какая бы страшная она не была, она все равно пользуется огромным вниманием. Что касается секса, то там страх и секс как-то связаны. Некоторые журналистки, скажем прямо, себе это позволяли. Но это часто заканчивалось очень плохо, прежде всего, для самих женщин. Некоторые заплатили своей жизнью…»

***

Давно замечено, что женщина-журналист освещает войну иначе, нежели мужчина. Она более сосредоточивается на судьбах людей, чаще на судьбах мирных жителей, которые оказываются в зоне конфликта. Журналистки на войне совершают настоящие подвиги. Так, военный корреспондент Елена Бадякина вывела из-под прицельного артиллерийского огня оставшихся в чеченском селе женщин, стариков и детей. Юлия Калинина вывезла из Чечни малолетнюю чеченскую девочку вместе с матерью и поселила их у себя в Москве, пока те не нашли жилья в Чечне. Анна Политковская часто занималась помощью отдельным людям…

Несмотря на гендерные различия, в условиях военных действий журналисты — мужчины и женщины — рискуют одинаково.

Практические советы

  • Не романтизируйте войну.
  • Оцените объективно свою физическую подготовку.
  • Если вы собираетесь стать военным корреспондентом, пройдите соответствующие тренинги.
  • Требуйте от редакции застраховать вашу жизнь.
  • Никогда не берите оружие в руки.
  • Не действуйте в одиночку, взаимодействуйте с военными и спецслужбами.
  • Женщинам-журналистам следует максимально нивелировать свою женскую привлекательность.
  • Регулярно сообщайте редакции о всех своих передвижениям, если даже вы не выходите в эфир и не планируете в ближайшие дни писать статью.

Из сборник «Опасная профессия. Пособие по безопасности
для журналистов» (Москва, 2012)

Comments are closed.