Безнаказанность в России

Преступникам нечего бояться

В Российской печати регулярно, как обыденное дело, сообщают о насилии против журналистов, о нападениях на них, о том как их убили и продолжают убивать и, по крайней мере, о некоторых из угроз, поступающих в их адрес. Многолетний мониторинг показывает, что нет защиты журналистов в России от угроз и насилия. Более того, эти серьезные преступления тесно и органично взаимосвязаны в их деятельности и влиянии.

«Заказные убийства происходят от случая к случаю, в то время как заказное насилие остается непреходящей реальностью, — мы писали в сентябре 2011 в докладе для международного совещания о безнаказанности за преступления против журналистов. — Эти заказные нападения не должны происходить повсеместно, чтобы каждый видел, что опасность насилия реальна, поиск преступников крайне редко дает результаты, и практически никогда не заканчивается реальным наказанием. Прямое или косвенное напоминание об этом частенько оказывается достаточным».

Хуже всего обстоит дело с универсальными угрозами.

Все журналисты, которые занимаются серьезным расследованием, подвергаются угрозам. Полиция редко расследует эти дела, даже когда угроза убийством делается публично. Так, к концу октября сего года в нашей базе данных всего зафиксировано 227 случаев угроз, из них 34 раза угрожали убийством и 63 раза – физической расправой. Сведения о реакции правоохранителей имеются лишь по 7 случаям угроз убийством. Что касается угроз расправы, то здесь картина еще печальнее – из 63 случаев есть сведения о начале расследования лишь 6 инцидентов

Не менее ста раз в течение последних девяти лет произошли заказные нападения, т.е. целенаправленные акты запугивания в адрес определенного журналиста. Полиция в более чем половине этих случаев начинает расследование, но редко определяет, кто напал и почему напал, и почти никогда виновные не привлекаются к судебной ответственности.

С 2004 года в России произошло не меньше 15 заказных убийств журналистов. Из 10 убийств, случившихся на Северном Кавказе, лишь в двух случаях попытались довести дело до суда. В Москве, наоборот, расследования трех из четырех смертей привели к судебному решению, а смерть Ольги Котовской в Калининграде в ноябре 2009 до сих пор классифицируется как «доведение до самоубийства». (И, что часто характерно для смертей подозрительных или откровенно заказных убийств журналистов, мониторинг раньше приметил серьезный конфликт между Котовской и теми, кто хотел завладеть ею созданной телекомпанией).

Насилие и угрозы физической расправой используются как средство запугивания  журналистов в России с начала 90-х годов и до сегодняшнего дня. Они несколько видоизменились, но принцип безнаказанности и связь между разными формами насилия остаются.

*

Однако арсенал оружия, направленного против непослушных журналистов, не исчерпывается насилием. Как те, против которых применяли насилие, прекрасно знают, что есть и другие способы запугать сотрудников СМИ и принудить их молчать.

Михаил Афанасьев из Абакана имеет честь быть одним из первых журналистов, привлеченных к ответственности за вновь установленное преступление «Клевета». В прошлом он часто был жертвой нападений и угроз, и против него неоднократно пытались выдвигать всякие уголовные обвинения. Недавно он даже сидел, правда, под административным арестом … Уволить его никто не в силах – он независимый издатель и журналист.

Лишение работы - участь других редакторов в регионах,  работающих в газетах, все ещё принадлежащих местным властям. И везде, когда возможно, устанавливают цензуру – самый распространённый вид инцидента в базе данных  за последние девять лет (всего 701 случай).

Гласность, кампании в прессе и международное давление играют роль в борьбе с нарушениями прав журналистов и с безнаказанностью в целом. Такие виды деятельности воспринимаются как авторитетные, когда они основаны на надежных и желательно как можно более доступных и легко проверяемых источниках. Иностранные СМИ, как правило, замечают события в столице, в других крупных городах и случайно узнают о происшествиях в других местах. Они не могут освещать то, что происходит по всей стране, в отличие от тех российских организаций, которые давно проводят мониторинг внутри страны.

Только когда такая работа хорошо делается на национальном уровне, международные организации могут чувствовать себя уверенными, что они знают по последним и самым свежим данным и примерам, почему юридические и правовые системы определенной страны сейчас не защищают своих и иностранных журналистов. Только тогда все будут знать, в России и за рубежом, где проблема безнаказанности в работе правоохранительных и других органов власти возникает в данный момент, а не только уделять внимание проблемам уже прошлогодним.

В России есть о чем говорить по этому поводу.

Давно и последовательно проводится мониторинг и предаются гласности преступления против журналистов и нарушения прав СМИ. И в течение не одного десятилетия накоплен опыт вмешательства в такие дела с юридической помощью. Настоящий сайт старается внести свой вклад в продолжение и расширение такоого дела.

Джон Кроуфут, аналитик МФЖ по России
Борис Тимошенко, служба информации ФЗГ

Декабрь 2012

См. Всемирный день за прекращение безнаказанности

Comments are closed.