Выборы: скорее, чинно, чем благородно

Роман Захаров,
корреспондент ФЗГ в Северо-Западном федеральном округе

Election of St Petersburg governor – a predictable and undemocratic outcome

Прошедшие 14 сентября выборы петербургского губернатора были лишены интриги: Оксану Дмитриеву, единственного кандидата, который мог составить конкуренцию действующему градоначальнику Полтавченко, не пропустили сквозь фильтр подписей муниципальных депутатов. Но даже в благополучной для себя обстановке партия власти захотела показать, кто в доме хозяин. Пострадала прозрачность выборов. Досталось и журналистам.

Проблемы с выборами в Санкт-Петербурге в этом году начались задолго до 14 сентября. Возвращенное странным решением Конституционного суда досрочное голосование большинство экспертов называли еще одной технологией манипулирования результатами в пользу власти. Это смогли проверить два сотрудника СМИ: Александра Гармажапова из «Новой газеты в Петербурге» и главред петербургского «Коммерсанта» Андрей Ершов проголосовали досрочно дважды. Провокация как особый прием воспринимается в журналистике неоднозначно, некоторые считают это нарушением профессиональной этики. Но реакция Горизбиркома на ситуацию расставляет точки над i: главный петербургский орган по организации честных выборов считает, что наказать надо не только глав нижестоящих избирательных комиссий, которые допустили возможность двойного голосования, а и самих журналистов. Да-да, именно их, доказавших, что манипуляции с голосами возможны. Косвенное свидетельство не менее сильно: доля досрочно проголосовавших в Северной столице превышает все разумные пределы!

Тем не менее, никто не ожидал, что в Санкт-Петербурге с его довольно сильными традициями протестного голосования и оппозиционным настроем граждан, никакой политической борьбы вообще не будет допущено. По крайней мере, что касается губернаторских выборов. Оксану Дмитриеву сняли с предвыборной гонки, оставив четырех кандидатов, из которых как минимум двое – абсолютно технические.

Но самыми скандальными оказались выборы муниципальные: вмешиваться в действия избирательных комиссий низового уровня власти пришлось судам, Горизбиркому и Центризбиркому. И, похоже, никого, кроме либеральной общественности и прессы, такая ситуация не волнует.

Пресса стала заложником отсутствия интереса к происходящему со стороны избирателей: сообщать о нарушениях вроде бы и надо, но как это делать, если аудитория лениво отмахивается. Надо отдать должное журналистам Санкт-Петербурга и городским СМИ: в целом, освещение кампании и выборов шло довольно объективно, сообщали и о скандалах. Разумеется, подконтрольные Смольному СМИ при этом не забывали еще больше места уделять будням «врио губернатора и его команды» и презентованной аккурат к выборам «Концепции 2030» о развитии города (раскритикована экспертами за нереалистичность и отсутствие конкретики).

В день голосования глава Горизбиркома Пучнин отчитался об отсутствии жалоб от избирателей на ход голосования. О жалобах наблюдателей, членов избирательных комиссий, журналистов скромно умолчали. А ведь их – масса. По самым оптимистичным подсчетам, более сотни нарушений зафиксировано на этих выборах. Из них более трех десятков удалось задокументировать. Вряд ли все журналисты готовы идти в суд, но описывают происходящее вполне красноречиво.

Метод первый. Не допущение на участки. Большинство комиссий руководствовались каким-то регламентом допуска журналистов, имеющим мало отношения к закону и даже разъяснениям ЦИК РФ. Например, требовали, чтобы редакционное задание было составлено по строгой форме из некого внутреннего справочника самой избирательной комиссии. Известно, что не допущены как минимум пятеро журналистов, причем двое в УИК № 18. А в помещения ТИК (территориальных избирательных комиссий) в большинстве случаев их и вовсе не пускали: дескать, нет избирательных участков – нечего и смотреть.

Метод второй. Удаление с участка. Причин называется обычно две: журналист мешает работе комиссии, либо фотографирует персональные данные. Самая экзотическая формулировка выяснилась в УИК № 1401 – «неподтверждение права нахождения на данном избирательном участке». Придрались к редакционному заданию уже после того, как журналист приступил к работе! Опять же ссылка на таинственный регламент. Что за секреты?

Метод третий. «Вас здесь не стояло». В упор не замечать жалоб журналистов и не принимать их требования. Например, о присутствии во время подсчета голосов. В УИК № 60 ссылки на федеральные и городские законы не принимали, журналистов пытались банально выставить за дверь. С помощью вменяемых членов УИК и наблюдателей свои права представителям СМИ удалось отстоять, но противоядие против гласности было найдено: ближе 15 метров приближаться к столу, где производился подсчет, запретили. Видимо, журналистика требует поистине орлиного зрения.

Вывод приходится делать грустный: при отсутствии нетерпимости общества на выборные махинации и без запроса со стороны граждан на реальную политическую конкуренцию журналисты не могут сражаться за честные выборы. И это даже без учета аполитичности многих СМИ и нежелания «нарываться», исповедуемого многими редакциями. Вот и делайте вывод: правы ли чуровы и пучнины, которые заверяют, что с выборами все «чинно-благородно», в том числе и с условиями работы журналистов

Дайджест Фонда защиты гласности № 674, 15 сентября 2014 года

This entry was posted in дайджест ФЗГ. Bookmark the permalink.

Comments are closed.