Враги Интернета, 2014

Организации, ответственные за цензуру и контроль информации
«Репортеры без границ»

Enemies of the Internet 2014:
Еntities at the heart of Censorship and Surveillance

Reporters sans frontières

В феврале 2013 г. Наталья Радзина, редактор новостного веб-сайта «Хартия 97», часто подвергаемого цензуре за критику правительства, была в Вене на конференции, организованной ОБСЕ и посвященной свободе Интернета и СМИ. На конференции она столкнулась с человеком, с которым предпочла бы не встречаться, — представителем Операционно-аналитического центра, подразделения белорусского правительства, ответственного за слежку и цензуру в Интернете.

Такие малоизвестные организации зачастую и заведуют слежкой и цензурой во многих странах. Именно эти организации — в центре внимания отчета «Враги Интернета 2014», подготовленного «Репортерами без границ». Отчет выпущен, как обычно, во Всемирный день против цензуры в Интернете. [Он обсуждает формы и аспекты  проблемы в разных странах мира: Роль частного сектора, Межправительственное сотрудничество, Предлог национальной безопасности, Опасность инфраструктурных монополий, Интернет-провайдеры и цензура, Законодательство, Обязанность получить разрешение на публикацию. Ред.].

Определение конкретных учреждений или агентств, а не всего правительства в целом, как Врагов Интернета позволяет привлечь внимание к весьма противоречивым подходам к вопросу свободы в Интернете, характерным для некоторых стран. Три правительственных учреждения, названных «Репортерами без границ» Врагами Интернета 2014, представляют демократические страны, которые традиционно позиционировали себя как страны, уважающие основные свободы:

АНБ и ЦПС вели слежку за обменом информацией между миллионами граждан, включая многих журналистов. Они намеренно создали дефекты системы безопасности приборов и программного обеспечения, используемых для передачи запросов в Интернете. […] Интернет был общим ресурсом, который АНБ и ЦПС превратили в орудие защиты своих специфических интересов, пренебрегая свободой информации и слова и правом на неприкосновенность частной жизни.

Методы массовой слежки, которые применяются в этих трех странах, о многих из которых стало известно благодаря разоблачителю АНБ Эдварду Сноудену, тем более неприемлемы, что для авторитарных стран, таких как Иран, Китай, Туркменистан, Саудовская Аравия и Бахрейн, факт их использования теперь служит оправданием нарушения свободы информации. Каким образом так называемые демократические страны могут ратовать за защиту журналистов, если они сами используют методы, за которые критикуют авторитарные страны?

Частный сектор

В списке «Врагов Интернета 2014» фигурируют и распространители средств слежения — три оружейных выставки-ярмарки: ISS World, Technology Against Crime (ТАС) и Milipol. На этих форумах встречаются представители как компаний, специализирующихся на перехвате информации и блокировке интернет-материалов, так и правительств таких стран, как Иран, Китай и Бахрейн.

И вновь отмечаем противоречивость в поведении западных демократических стран: правительство Франции, страны которая принимала два из трех форумов (ТАС и Milipol) в 2013 г., в декабре того же года издало распоряжение, согласно которому французские компании должны получать разрешение от Генерального директората по вопросам конкуренции, промышленности и услуг страны прежде, чем экспортировать системы слежения за пределы Европейского союза.

Враги Интернета не могли бы осуществлять свою деятельность по цензуре и слежке без средств, разработанных частными компаниями, которые представлены на вышеозначенных форумах. Агентство безопасности информационных сетей Эфиопии выследило журналистов в США благодаря шпионскому программному обеспечению, предоставленному итальянской компанией Hacking Team, которую «Репортеры без границ» назвали Врагом Интернета в 2013 г. Даже АНБ прибегало к услугам французской компании Vupen, специализирующейся на выявлении и использовании изъянов систем безопасности.

Конечно, частные компании — не единственный источник технологий слежения для правительств-Врагов Интернета.

Межправительственное сотрудничество

Российская федерация экспортировала свою систему слежения СОРМ (Система оперативно-розыскных мероприятий) в соседние страны. В Беларуси провайдеры интернет-услуг обязаны, согласно Указу №60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет», устанавливать СОРМ.

Китай начал оказывать поддержку Ирану в нелегком деле создания «Халал» Интернет — национальной сети, отсоединенной от Всемирной сети и полностью подконтрольной государству. Китай как эксперт по части информационного контроля и создатель «Великой Электронной Китайской Стены» выступает в роли советчика Корпуса Стражей Исламской революции Ирана, Высшего Совета по киберпространству и Рабочей группы по выявлению преступных материалов. Об этом заявил заместитель Министра информации Ирана Насролах Яхангири (Nasrolah Jahangiri) во время недавнего визита в Исламскую республику делегации Информационного управления Государственного Совета КНР.

Педагогическое рвение Китая этим не ограничилось. В феврале 2013 г. газета “The Zambian Watchdog” сообщила на своем веб-сайте о том, что Правительство Замбии сотрудничает с Китаем с целью внедрения системы контроля Интернета. Блокировка сайтов “Zambian Watchdog” и “Zambia Reports” в июне и июле 2013 г. — явный признак стремления замбийских властей контролировать онлайн-информацию.

В 2003 г. китайская компания ZTE открыла свой офис в Узбекистане и с тех пор стала главным поставщиком модемов и роутеров в стране, обеспечив таким образом присутствие Китая и в Узбекистане.

Под предлогом национальной безопасности

Американское АНБ, Британский ЦПС, Агентство безопасности информационных сетей Эфиопии, Служба интернет-сервиса Саудовской Аравии, Операционно-аналитический центр Беларуси, ФСБ Российской Федерации, Служба национальной разведки и безопасности Судана — все эти службы безопасности вышли далеко за рамки своих непосредственных обязанностей, занявшись цензурой, шпионажем за журналистами и другими поставщиками информации.

Использование национальной безопасности в качестве предлога для осуществления действий, идущих вразрез с основными свободами, — тенденция, которую можно наблюдать и в других агентствах, перечисленных в данном отчете. В Колумбии агентство по цифровому надзору, подчиняющееся, по всей видимости, колумбийскому правительству, перехватило более 2600 электронных писем, которыми обменивались журналисты из разных стран и представители Революционных вооруженных сил Колумбии (РВСК) во время недавних мирных переговоров между РВСК и колумбийским правительством.

Вопреки возражениям множества правозащитных групп, Парламент Франции одобрил в декабре 2013 г. закон о военном планировании, позволяющий властям прослушивать и отслеживать телефонные разговоры и общение через Интернет в режиме реального времени без судебного разрешения. В качестве возможных оснований для такой слежки приводятся расплывчатые и общие формулировки от «разведывательная деятельность, необходимая для обеспечения национальной безопасности» и «защита ключевых элементов экономического потенциала Франции» до «предотвращение терроризма и преступности, в том числе организованной».

12 ноября 2013 г. в официальном бюллетене Правительства Туниса было объявлено о создании Технического агентства по телекоммуникациям (ТАТ), задачей которого является оказание помощи при ведении судебных расследований преступлений, связанных с информацией, посредством контроля передачи информации. Внезапное появление этого учреждения без каких-либо консультаций с представителями гражданского общества вызвало беспокойство, так как живо напомнило о Тунисском интернет-агентстве — символе онлайн-цензуры времен правления свергнутого президента Зина эль-Абидин Бен Али. Особенно тревожно отсутствие каких бы то ни было ограничений и механизмов контроля деятельности технического агентства.

Опасность инфраструктурных монополий

В таких странах, как Туркменистан, Сирия, Вьетнам и Бахрейн, сосредоточение интернет-инфраструктуры в руках правительства облегчает контроль онлайн-информации. В Сирии и Иране скорость Интернета резко снижают во время проведения демонстраций, с тем чтобы предотвратить распространение фотографий протестов.

Иногда используются и более радикальные меры.

В ноябре 2012 г. сирийские власти отключили Интернет и телефон на более чем 48 часов.

22 января 2014 г. китайские власти перекрыли доступ к Интернету на несколько часов, чтобы остановить распространение документов об использовании оффшорных зон членами китайской элиты.

25 сентября 2013 г. суданские власти отключили Интернет по всей стране на 24 часа, чтобы социальные сети не могли быть использованы для организации протестов.

Интернет-провайдеры на службе цензоров

Все чаще и чаще от провайдеров Интернета, хостинговых компаний и других технических посредников требуется выступать в роли интернет-полицейских.

Иногда доходит до абсурда. К примеру, в Сомали народное исламистское движение Аль-Шабаб в январе 2014 г. запретило использование Интернета. Учитывая, что движение не имело технических возможностей для отключения Интернета, оно приказало Интернет-провайдерам остановить оказание услуг в течение 15 дней. Парадоксально, но для того, чтобы оповестить людей о запрете, информация о нем была размещена на веб-сайтах, поддерживающих Аль-Шабаб.

Более изобретательно — посредством закона о гендерном равенстве и закона, запрещающего проституцию — на французских технических посредников была возложена ответственность за блокировку контента по уведомлении о нем. Согласно статье 17 Закона о гендерном равенстве, интернет-провайдеры и хостинговые компании обязаны выявлять и отчитываться о любых материалах, разжигающих или провоцирующих нетерпимость по гендерному признаку, признаку сексуальной ориентации или инвалидности.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро обязал интернет-провайдеров отсеивать материалы особой важности. Так, власти приказали заблокировать порядка 50 веб-сайтов, содержащих информацию о процентных ставках и быстро растущей инфляции, так как эти сайты якобы способствуют ведению экономической войны против Венесуэлы. Блокировка этих сайтов не помешала проведению волны протестов против дефицита и высокого уровня преступности. 24 февраля, чтобы остановить распространение фотографий протестов через Твиттер, власти приказали интернет-провайдерам заблокировать все фотографии в Твиттере.

В Турции последние поправки к Закону 5651 «Об Интернете», принятые 5 февраля 2014 г., превращают интернет-провайдеров в инструмент цензуры и слежки, принуждая их присоединиться к новому учреждению, которое отвечает за запросы на блокировку или удаление материалов. Провайдеры, не желающие присоединиться к учреждению и установить требуемое властями оборудование для слежения, лишаться лицензии. Закон 5651 также обязывает интернет-провайдеров и других технических посредников сохранять информацию о подключениях пользователей к Интернету в течение от одного до двух лет и предоставлять эти данные по запросу властей. В законе не уточняется, какие именно должны предоставляться данные и в какой форме, а также для чего они будут использоваться. Эксперты полагают, что власти станут запрашивать такую информацию, как история посещения сайтов и социальных сетей, поисковые запросы, IP-адреса и, возможно, темы электронных писем.

Суровое законодательство

Законы зачастую являются главным инструментом нейтрализации информации в Интернете.

Министерство информации и связи Вьетнама решило пойти дальше уже имеющихся в уголовном кодексе статей 79 и 88 о «преступлениях, направленных против национальной безопасности» и «пропаганде против Социалистической Республики Вьетнам» за счет Указа 72. Вступивший в силу в сентябре 2013 г., Указ 72 сводит использование блогов и социальных сетей исключительно к распространению «личной» информации, запрещая таким образом распространение новостных материалов и материалов общего содержания.

В июле 2013 г. Правительство Гамбии убедило Национальную ассамблею принять поправки к Закону об информации и связи — основному закону, ограничивающему свободу информации. Согласно поправкам, «распространение ложной информации, направленной против правительства или должностных лиц», карается тюремным заключением сроком до 15 лет или штрафом в 3 миллиона даласи (64 000 евро).

В 2013 г. четыре блогера и руководитель правозащитной НПО «Odhika» были арестованы в Бангладеш, согласно Закону 2006 об информации и технических средствах связи. Этот закон был еще более ужесточен поправками, принятыми в августе. Определение «цифрового преступления», приведенное в законе, крайне широко и расплывчато и включает в себя «опубликование в электронной форме ложной, непристойной или клеветнической информации».

Принятый в Гренаде в 2013 г. закон об электронных преступлениях запрещает использование «электронных систем или устройств» для отправки «информации особо оскорбительного или угрожающего характера». И снова расплывчатые формулировки, используемые в законах, угрожают свободе информации.

Разрешение на публикацию

Система лицензирования новостных веб-сайтов служит административным, а иногда и экономическим барьером, и широко применяется для контроля информации в Интернете.

Власти Сингапура создали серьезный экономический барьер для новостных онлайн-СМИ. Согласно закону, вступившему в силу в июне 2013 г., новостные веб-сайты, публикующие более одной статьи о Сингапуре в неделю и посещаемые более 50 000 жителей Сингапура в месяц, обязаны получить лицензию, за которую необходимо внести так называемый «исполнительский залог» в размере 50 000 сингапурских долларов (39 500 долларов США). Лицензия должна обновляться ежегодно.

Начиная с 2007 г. новостные сайты Узбекистана должны проходить регистрацию, так же как радио-, теле- и печатные СМИ. Процедура регистрации носит произвольный характер, а аккредитация зависит от результатов проверки материалов.

В Саудовской Аравии начиная с 2001 г. веб-сайты традиционных СМИ должны получать лицензию от Министерства информации и культуры. Лицензию необходимо возобновлять раз в три года.

*

Этот список примеров цензуры и контроля не является исчерпывающим.

В ближайшие месяцы мы наверно узнаем о многих других фактах слежки из материалов Эдварда Сноудена, которые Гленн Гринвальд и другие журналисты систематически публикуют с июня 2013 г. Одной из последних и наиболее вопиющих раскрытых программ стала программа британского ЦПС «Оптический нерв», используемая для улавливания фотографий миллионов пользователей Yahoo Webcam. Очевидно, что разведывательные управления готовы идти на любые меры без каких-либо ограничений.

Каким образом можно защитить свободу Интернета и информации?

По нашему мнению, крайне важно следующее:

•        Оказывать давление на международные организации для усиления законодательства, регулирующего контроль Интернета, защиту данных и экспорт приборов и программного обеспечения для слежения.

•       Инструктировать журналистов, блогеров и других поставщиков информации в том, что касается защиты их данных и коммуникации. «Репортеры без границ» осуществляют такую деятельность на протяжении нескольких лет, включая проведение семинаров во многих странах, таких как Франция, Швейцария, Египет, Тунис, Турция, Афганистан и Таджикистан.

•       Продолжать распространение информации о слежке и цензуре, что и является целью данного отчета.

(Примечание редакции: Авторы отчета также выделили как Враги Интернета 2014 – Куба, Объеденённые Арабские Эмираты, Пакистан и Северная Корея).

Смотрите

Кто нас защищает в Интернете? (ч. 1)
До Сноудэнa – третий ежегодный отчет Фонда электронной границы

Кто нас защищает в Интернете? (ч. 2)
После Сноудэна – Джон Ноутон «Судьба Интернета»

This entry was posted in Свобода слова. Bookmark the permalink.

Comments are closed.