Послеолимпийское

 Борис Тимошенко, Фонд защиты гласности

Post-Olympic prospects for Russia’s media

Вот и завершились зимние Олимпийские игры в Сочи. Победители известны, медали вручены, итоги подведены. Один из самых радостных – представители прессы почти не пострадали.

Это стало следствием «подготовительной работы», проведенной перед играми и с российскими, и с зарубежными журналистами. Причем у властей не возникло проблем с российскими СМИ, привыкшими работать в сложившихся условиях. А тем, кто еще не привык, правила поведения во время Олимпиады разъяснялись заранее при помощи обычных средств – обысков в редакциях, привлечением к суду, возбуждением уголовного дела, увольнением.

Еще накануне сочинской Олимпиады международные журналистские организации сообщали об ограничениях в освещении острых тем, связанных с играми. В частности, авторы доклада Комитета по защите журналистов отмечали, что российские государственные СМИ игнорируют эти темы и публикуют пропагандистские материалы, о проблемах со свободой прессы сообщали и «Репортеры без границ».

В канун Олимпиады появились сведения о негласных запретах на публикацию криминальных новостей из южных регионов России. Предпринимались и другие меры. Так, в олимпийской столице был практически введен визовый режим для иногородней прессы. «Захотел съездить в Сочи. Сходить в Олимпийский парк, посмотреть, что построили на мои налоги. Как журналисту мне запретили работать на играх уже давно. Хотел поехать простым болельщиком. Билет на просмотр Олимпийского парка стоит всего 200 рублей, но нужно еще получить паспорт болельщика. Билет я купил, но через час после подачи заявки на паспорт болельщика мне пришло смс-сообщение, что в допуске на Олимпийские игры мне отказано. Причина не сообщается. Я не первый, кому отказано в чести посещения Олимпиады, но, к сожалению, эта новость не вызвала нужного резонанса», – рассказал «Граням» журналист Юрий Никифоров.

Впрочем, проблемы у репортеров возникли не только в Сочи. Когда перед открытием игр противники Олимпиады попытались провести в Москве свои акции, задерживали не только их, но и журналистов, освещавших эти мероприятия. Возле здания Олимпийского комитета России 5 февраля задержали корреспондента «Граней» Дмитрия Зыкова, на станции метро «Комсомольская» 7 февраля – его коллегу Андрея Новичкова, а у гостиницы «Националь» был задержан журналист Андрей Зубец. В Краснодаре 6 февраля та же участь постигла корреспондента газеты «Яблоко на Кубани» Ольгу Зазулю, фотографировавшую одиночный пикет.

Особое внимание было уделено иностранцам. Еще в сентябре голландскому фотографу Робу Хорнстре отказали в визе. Корреспондента турецкой газеты «Радикал» Фехима Таштекина, прибывшего для подготовки материала о противниках Олимпиады, на трое суток задержали в аэропорту Сочи. Проблемы возникли и у журналистов норвежского телеканала TV2, пытавшихся снять репортаж о подготовке к зимним играм. Репортера Эйстейна Богена и оператора Оге Эюна за три дня шесть раз останавливали сотрудники правоохранительных органов, причем трижды дело заканчивалось доставкой журналистов в полицейские участки. Затем недалеко от Сочи задержали съемочную группу Чешского телевидения. Шеф-корреспондент Мирослав Карас и оператор Томаш Горак дозвонились в ФЗГ и сообщили, что их задержали вооруженные люди в камуфляже, не предъявившие документов. Они назвались пограничниками и сообщили, что журналисты нарушили режим приграничной территории. Неизвестные допросили задержанных и предложили подписать постановление об административном правонарушении, однако журналисты отказались это делать. Им удалось связаться с посольством Чешской Республики в Москве, в результате М. Карасу и Т. Гораку вернули документы, после чего отпустили. Не избежала задержания и съемочная группа BBC – их задержали также за якобы незаконное нахождение на территории погранзоны, но отпустили после телефонных звонков в разные инстанции.

Остается добавить, что в ходе Олимпийских игр скандалов с журналистами в Сочи почти не случилось. Зафиксирован лишь один инцидент с задержанием, который, однако, не связан напрямую со спортом. Дело в том, что 18 февраля в столицу зимних игр прибыли экс-участницы группы Pussy Riot, которых тут же задержали. Как и фотокорреспондента «Новой газеты» Евгения Фельдмана и журналиста Радио Свобода Анастасию Кириленко, снимавших процесс «общения» полиции с девушками. Причем А. Кириленко, не желавшую отдавать камеру, задержали «жестко». А попытки Е. Фельдмана объяснить, что они находятся на работе, никак не повлияли на силовиков, которые проигнорировали журналистское удостоверение сотрудника «Новой». Впрочем, позднее репортеров отпустили.

А под занавес задержали еще одного представителя СМИ, руководителя службы информации проекта «Сноб» Евгения Бабушкина. Это случилось 22 февраля недалеко от российско-абхазской границы. Пограничники, не объясняя причин задержания, доставили его в отдел полиции. По словам журналиста, и пограничники, и полицейские были подчеркнуто вежливы. В участке Е. Бабушкину объяснили причину задержания: «По базе ты высвечиваешься с окраской терроризм». Ближе к ночи журналиста отпустили, извинившись и объяснив инцидент так: «Это все ФСБ. Олимпиада закончится – больше нигде не зазвенишь», – сообщает «Сноб».

Так что мы не можем утверждать, что в Сочи обошлось совсем без происшествий. Однако стоит признать, что одним из главных достижений Олимпиады стало почти полное отсутствие конфликтов, связанных с насилием в отношении журналистов.

Дайджест Фонда защиты гласности № 649, 24 февраля 2014 года

This entry was posted in дайджест ФЗГ. Bookmark the permalink.

Comments are closed.