Убил журналиста? Свободен!

Борис Тимошенко, Фонд защиты гласности

Deputy mayor given suspended sentence for killing journalist

В последнее время журналистские и правозащитные организации часто вспоминают о безнаказанности нарушений прав журналистов, о том, что преступления против прессы расследуются медленно и неохотно. На этом фоне сообщение из Иркутской области о вынесении приговора убийце журналиста выглядят, как изменение ситуации к лучшему. Однако есть нюансы, не позволяющие делать вывод о кардинальных переменах.

Полтора года назад, 7 июля 2012 года в Тулуне (Иркутская область) убили журналиста Александра Ходзинского. Подозреваемого обнаружили быстро – им стал пенсионер, бывший заместитель главы городской администрации, а позднее руководитель одного из предприятий Тулуна Геннадий Жигарев. Расследование преступления длилось год. В июле 2013 года дело дошло до суда. И вот Тулунский городской суд установил: Геннадий Жигарев нанес Александру Ходзинскому семь ударов ножом в грудь, живот и голень, и приговорил убийцу к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год и 10 месяцев. Условно.

Обычно российские суды не склонны к проявлению милосердия. Особенно в делах об убийстве. А в данном случае сообщается, что судом были учтены смягчающие обстоятельства (частичное добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, состояние здоровья подсудимого), к тому же обвиняемый значительное время находился под стражей, пока шло следствие. Но решающими стали не эти обстоятельства. Такая развязка стала возможной потому, что уголовное дело, возбужденное по статье 105 УК РФ («Умышленное причинение смерти другому человеку»), предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет, позднее было переквалифицировано на статью 107 УК РФ («Убийство, совершённое в состоянии аффекта»). А причиной этого самого аффекта, по версии следствия и суда, стали «длительная конфликтная ситуация с Ходзинским» и «тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего».

Вот и получилось, что журналист, неоднократно писавший в местных изданиях о многочисленных злоупотреблениях при строительстве и эксплуатации здания рынка, как считает суд, сам спровоцировал Жигарева на преступление и вынудил его пойти на убийство. Мягко говоря, странная позиция. К тому же уполномоченный по правам человека Иркутской области Валерий Лукин убежден, что журналист, «борясь против произвола и беззакония, не имел никакой личной заинтересованности в этом деле, и поэтому его отношения с подозреваемым не могут рассматриваться как личный конфликт на бытовой почве».

Что ж, похоже, Тулунский суд стал самым гуманным судом в мире.

Дайджест Фонда защиты гласности № 644, 20 января 2014 года

This entry was posted in дайджест ФЗГ. Bookmark the permalink.

Comments are closed.