Клевета, версия 128.1

Борис Тимошенко,
Фонд защиты гласности

Как-то уже забылось, что в Уголовный кодекс РФ возвращена статья о клевете, которая теперь сменила номер – раньше это было статья 129, а сейчас – 128.1. А забылось потому, что журналисты в последнее время по ней как-то не привлекались. По данным мониторинга ФЗГ, после возвращения статьи о клевете в УК РФ она использовалась против представителей прессы лишь 4 раза. Да и дела эти из разряда, скажем так, странных. Или анекдотичных. Впрочем, судите сами.

Во-первых, это так называемое «дело Мизулиной» – депутата Госдумы, которая изо всех сил борется с «ЛГБТ-пропагандой» (до этой «борьбы» упомянутая аббревиатура мало кого интересовала, похоже, эффект получился обратный). Дело возбуждено в июле 2013 года в отношении неустановленных лиц, которые, по мнению следствия, распространили «заведомо ложные сведения в связи с профессиональной деятельностью депутата». На допросах уже побывали телеведущая Ксения Собчак, журналисты Елена Костюченко, Ольга Бакушинская, ряд сотрудников информационного агентства «Росбалт» и даже бывший вице-премьер правительства РФ Альфред Кох. «Неустановленным лицам» грозит наказание в виде штрафа до 1 миллиона рублей либо обязательные работы на срок до 240 часов.

Второй сюжет – дело ростовского журналиста Сергея Резника, который, по мнению следствия, оклеветал работника правоохранительных органов, обвинив его в педофилии с гомосексулаьным уклоном. Возбуждено почему-то тоже в июле. Журналист рассказал, что поводом для уголовного преследования стали его показания на допросе по другому делу в отношении него: «Мы просили исключить из доказательной базы показания одного из оперативных работников, который утверждал, что видел, как я получал карту техосмотра. Я же сообщил следователю, что в этот момент на пункте техосмотра никого не было. Лишь в отдалении находился какой-то мужчина, который, как мне показалось, совершал действия сексуального характера с мальчиком». Оперативный работник обиделся и написал заявление, после чего С. Резник и получил еще одно уголовное дело.

Фигурантом уголовного дела за клевету, возбужденному следователями МВД, стал и проживающий в США публицист Вадим Белоцерковский, который написал в своем блоге о причастности депутата Госдумы Лугового (бывшего сотрудника спецслужб) к гибели Литвиненко (тоже бывшего сотрудника спецслужб). «Думаю, что это клевета о клевете с моей стороны. Поехать в Россию я не смогу, тому препятствует ряд обстоятельств», – цитируют Белоцерковского «Известия».

В этом деле, на наш взгляд, самое интересное – как «клеветника» будут извлекать из-за океана.

Наконец, очередное дело против Михаила Афанасьева из Абакана, который на этот раз назвал полицейского полковника лжецом и при этом сослался на решение суда, который поверил показаниям не полковника, а других свидетелей – ранее мы уже сообщали об этом конфликте. Дело расследуется, вроде бы, без особого рвения, Михаилу даже вернули изъятые ранее компьютеры. Более того, несмотря на подписку о невыезде, ему разрешили в апреле съездить в Стокгольм для получения премии Клуба публицистов Швеции «Во имя Анны Политковской».

Так что в настоящее время статья о клевете не выглядит серьезным орудием против журналистов. Скорее, она служит для их запугивания, и пока не представляет большой опасности.

И слава богу. Однако не стоит забывать, что в любой момент в нашей стране может сработать принцип «революционной целесообразности», и статью 128.1 УК РФ начнут активно применять. Ведь это уже было – в 90-х годах про статью 129 УК РФ тоже вспоминали редко, но в 2000-х она вдруг стала незаслуженно популярной…

Дайджест Фонда защиты гласности № 625, 2 сентября 2013 года

 

 

This entry was posted in дайджест ФЗГ. Bookmark the permalink.

Comments are closed.