Двое суток ареста за съемку протестной акции

 Анна Селезнева,
корреспондент ФЗГ в Дальневосточном федеральном округе

Reporter spends two days behind bars for filming protest (601E)

В Санкт-Петербурге у консульства Нидерландов 26 января состоялась протестная акция по поводу гибели в Амстердаме активиста «Другой России» Александра Долматова. Акцию наблюдал репортер газеты «Арсеньевские вести» (Владивосток) Александр Комельков, который накануне получил по электронной почте информационное сообщение о готовящемся мероприятии. Журналист был задержан полицейскими и провел 2 суток под административным арестом в 78 отделении полиции Санкт-Петербурга.

Вот что сообщил в редакцию А. Комельков: «Журналистов, кроме меня, не было. Сделал я там пару фотографий. Участники акции очень шустро через мост убежали и сразу уехали. Тут ко мне подходит полицейский и хватает за руку: «Это вы сделали?». Я ответил, что, как журналист, пришел сфотографировать акцию, но удостоверение «Арсеньевских вестей» никого не заинтересовало».

Фотокорреспондента доставили в 78 отделение, в протоколах было указано, что он замусорил территорию Санкт-Петербурга и совершил мелкое хулиганство. А. Комельков рассказал: «Предложили написать расписку, что в понедельник явлюсь в суд. Я написал. До 19 часов меня держали в отделении, чего-то тянули, потом подошел дежурный: «Александр Юрьевич, я вас должен очень огорчить, получен приказ сверху: вас до понедельника никуда не отпускать. Будем ждать суда». Никаких бумаг я лично не видел. В 22 часа со мной беседовал сотрудник ГУВД, очень интересовался – оппозиционная у нас газета или нет. Потом, уже где-то в полночь, они сказали – давайте вас в камеру поместим. … Двое суток провел в камере для административно задержанных практически один. Еду «с воли» сотрудники передавали, были очень вежливы, обращались по имени и отчеству, по просьбе из камеры выпускали без проблем. Сидел я спокойно, до 14 часов понедельника, потом поехали в суд района. На суде я пытался сказать, что пришел на акцию как журналист «Арсеньевских вестей», чтобы сделать репортаж. Судья ничего слушать не стала. Заседание продолжалось не дольше 15 минут. Мое журналистское удостоверение судью не заинтересовало, хотя я его на стол судье положил. Она от него просто отмахнулась, сказала, что ей это не интересно: «Если вы участвовали, значит, вы участвовали».

Сказав: «У меня нет оснований не доверять сотрудникам полиции», судья дала двое суток ареста по статье 20.1 – «мелкое хулиганство», выразившееся, по мнению составлявших протоколы полицейских, в нецензурной брани задержанного и порче имущества.

На суде отсутствовал сотрудник полиции, задержавший журналиста. Никто никаких показаний не давал. «После суда они не знали, что со мной делать. Дело в том, что судья, когда вынесла постановление, сказала, что все, что я отсидел в отделении, входит в эти двое суток. По окончании суда мой конвоир спросил судью: «А вот осталось еще 45 минут до окончания двухсуточного срока ареста, что делать?». Но судья не знала, юридически это никак не прописано. Полицейский предложил поездить в его машине по вызовам, а потом, когда время окончательно выйдет, он меня отпустит – ведь ему тоже не хочется потом отвечать за то, что меня раньше отпустили. Я согласился. На том мои приключения и закончились. Впрочем, продолжение, скорее всего, будет – готовим в суд обжалование постановления об административном аресте, – добавил А. Комельков.

Дайджест Фонда защиты гласности № 601, 4 февраля 2013 года

This entry was posted in дайджест ФЗГ. Bookmark the permalink.

Comments are closed.