Что дальше?

ДЖОН КРОУФУТ
Международная федерация журналистов

Kогда в июне 2009 г. мы представили доклад «Частичное правосудие» и запустили базу данных о журналистах погибших и пропавших в России с 1993 по настоящий день (http://journalists-in-russia.org) партнеры проекта «Против безнаказанности» задали себе вопрос «Что дальше?» Хотели знать, не только что будет в России, но и что надо делать, чтобы останавливать насилие против сотрудников СМИ, работающих в стране.

Уже тогда казался актуальным «турецкий путь». В Турции, которая была одной из стран, где часто убивали журналистов, почти полностью исчез этот вид насилия над профессией. Вместо этого сегодня сидят в турецких тюрьмах, в основном за «терроризм», не менее 80 журналистов.

И тогда, когда был выпущен наш доклад, серия целенаправленных нападений на редакторов в регионах уже привлекло внимание. В марте 2009 напали на Вадима Рогожина в Саратове, были нападения на трех редакторов в Московской области и, конечно, зверское избиение, которому в ноябре 2008 подвергся Михаил Бекетов в Химках, вызвал ужас во всем мире. Сегодня, глядя на прошедшие шесть лет с 2005 по 2010 году мы заметили, что впервые в новой России убийства журналистов, связаны с профессиональной деятельностью, сосредоточены почти исключительно в одном регионе, в Северо-Кавказском федеральном округе. Нападения на журналистов, наоборот, происходят везде и по почти универсальной схеме.

База данных «Россия – конфликты в СМИ» – ответ и реакция на такую неопределенную и явно меняющуюся ситуацию.

Пойдет ли Россия по «турецкому пути» – неизвестно. Как видно из базы данных, более двадцати российских журналистов обвинялись в последние два-три года в «возбуждение ненависти» (Статья 282 УК РФ). Тем временем нападения на журналистов и прямые и косвенные угрозы насилия против сотрудников СМИ продолжаются в России.

Сбор данных мониторинга о нападениях на журналистов в течение шести лет дает ясную и очень тревожную картину. Исключая прилюдные столкновения и уличные ограбления, можно констатировать, что, судя по внешним признакам, до ста журналистов подверглись целенаправленные нападения. В некоторых случаях связь с работой не вызывает сомнения. Во многих нет ясности, частично от того, что такие преступления очень плохо расследовались. С уверенностью можно констатировать, что с 2005 года только двое таких нападений дошли до суда, а там осудили исполнителей, но не заказчиков такого «урока устрашения».

В Приволжском федеральном округе, например, 21 таких нападений на журналистов (семеро из них главные редактора) имеют се признаки классического заказного нападения. Ранее запланированное нападение на журналиста осуществляется чаще всего вечером/ночью, когда он один (одна) подходит к своему дому или входит в подъезд. Преступники действуют быстро, ничего не забирают, и жертва их, как правило, не видит. Некоторые из таких нападений представляют угрозу жизни. И все они, как можно видеть из обстоятельств, очень страшные и в целом направлены на то, чтобы запугать жертву. После происшедшего нападения выявляются другие аспекты. В четверти подобных зарегистрированных случаев известно, что журналисту и раньше угрожали.

Конечно, преступление такого рода представляет особые трудности в расследовании. Так как для таких нападений специально нанимают людей, не знакомых с жертвой, понятно, что установить нападавших чрезвычайно трудно. Действительно, такие преступления обычно невозможно раскрыть, если не рассматривать глубинные причины нападений и выявить его мотив. Как видно, довольно простой анализ сведений в базе данных дает более четкие представления, о том, где произошли и сегодня происходят такие особо тревожные преступления.

Недавно один ученый, говоря о «телефонном праве» в России, сказал, что «оно не должно быть поголовным, чтобы быть эффективным». Если заказные нападения – обыденная реальность, то заказные убийства нужны лишь изредка. И эти нападения не обязательно должны быть повсеместными: главное – очевидно, что к сегодняшнему дню в России угроза журналистов насилием реальна, очень редко расследуется и почти никогда не ведет к наказанию виновных.

This entry was posted in Свобода слова and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Comments are closed.