Технический вопрос

В последние дни российские силовики проявили повышенную бдительность. И, как водится, ее жертвами стали журналисты. На этот раз не повезло корреспонденту газеты The Guardian Люку Хардингу, возвращавшемуся в Москву из Лондона после двухмесячного отсутствия – его не пустили в Россию. Прямо в аэропорту британец был лишен российской визы и первым же рейсом отправлен восвояси. <<Для вас Россия закрыта>>, – лаконично объяснил ему ситуацию то ли таможенник, то ли сотрудник погранслужбы.

В принципе, ничего экстраординарного не произошло, наши спецслужбы не в первый раз отыгрываются на прессе. За излишнее внимание к чеченской теме в свое время стала невъездной корреспондент чешского агентства <<Эпицентрум>> Петра Прохазкова. В декабре 2005 года отказали в визе финскому журналисту Вилле Роппонену, писавшему в газетах <<Илта-Саномат>>, <<Калева>> и <<Войма>> о положении дел в Республике Марий Эл, и его коллеге Матти Посио из газеты <<Аамулехти>>. В 2006 году российские власти не разрешили въезд в страну британскому журналисту Томасу де Ваалу, который связал это со своими многочисленными публикациями о ситуации в Чечне. В январе 2008 года в Россию не пустили корреспондента московского журнала The New Times молдаванку Наталью Морарь, имевшую московскую регистрацию. В августе того же года отказано во въездной визе корреспонденту польского издания Gazeta Wyborcza Вацлаву Радзивиновичу – похоже, тоже за публикации. А в сентябре <<невъездным>> оказался еще один британец, Саймон Пирани, долгое время возглавлявший группу free lance (свободных журналистов) в Национальном Союзе журналистов Великобритании и Ирландии. Наконец, в феврале 2010 года российский МИД не продлил визу корреспонденту Чешского телевидения Яну Паздерке.

Практически все эти инциденты с журналистами стали следствием их работы, вызвавшей претензии тех или иных российских чиновников. Так что можно констатировать: запрет на въезд в Россию для <<нелояльных>> репортеров стал уже своеобразной технологией. Используется запрет не очень часто, однако постоянно. Отметим, что применяется этот прием творчески – в иных ситуациях журналист, получивший отказ на въезд в РФ, может быть <<реабилитирован>>, и статус <<въездного>> ему восстанавливают. Такие случаи ФЗГ известны.

Тем не менее, многие расценивают произошедшее с Л. Хардингом как предупреждение тем иностранным журналистам, которые все еще считают, что о России можно писать что угодно.

В МИД РФ последний инцидент объяснили тем, что Хардинг допустил целый ряд нарушений правил работы иностранных корреспондентов. Министр Сергей Лавров заявил: <<Его предупреждали, что он нарушал правила, под которыми подписался. Без уведомления служб безопасности он посещал зоны контртеррористической операции, приграничные районы, закрытые для посещения иностранцев. Он признал, что поступал неправильно, и попросил в порядке исключения продлить ему визу до мая, что и было сделано. Ему продлили аккредитацию при нашем министерстве. Аккредитацию он должен был получить, но этого не сделал, уехав в Лондон. Поэтому, когда он сейчас приехал, его не пустили>>.

Ну что ж, попытались объяснить – и на том спасибо. Хотя бы выглядит цивилизовано, а не как раньше – высокомерное и как бы многозначительное молчание…

Впрочем, в эти сбивчивые объяснения – мол, Хардинг много чего нарушил, и его вообще собирались выслать еще осенью, но по каким-то причинам так и не довыслали – мало кто верит. Гораздо убедительнее выглядит другая версия, согласно которой высылка британца связана с его публикациями. В частности, в газете The Guardian считают, что журналисту не простили материал о <<виртуальной мафиозной клептократии>>, в которую Россия превратилась при нынешнем председателе правительства. Сам Хардинг также не согласен с объяснениями российского МИД и считает, что отказ во въезде в Россию связан с его профессиональной деятельностью.

Похоже, на этот раз инициаторы скандала достаточно быстро поняли, что перегнули палку. Во всяком случае, 9 февраля официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич заявил, что в российском посольстве в Великобритании уже готовы выдать Хардингу новую визу. <<Наша позиция состоит в том, что если господин Хардинг собирается и хочет продолжать работу в России, то для этого мы препятствий не видим, ему нужно отрегулировать свой статус в соответствии с положениями об аккредитации иностранных корреспондентов и обратиться за визой в российское посольство, там готовы ему выдать ее>>, – сказал А. Лукашевич. И добавил: <<Это технический вопрос, и, думаю, он не заслуживает поднятого шума>>.

Однако остаются сомнения, что этот вопрос перешел бы в разряд <<технических>>, если бы не тот самый <<поднятый шум>>.

This entry was posted in дайджест ФЗГ and tagged . Bookmark the permalink.

Comments are closed.